Салтыкова К. Ю., Рустамова С.Т., Соломина Е.С.


ПРОБЛЕМЫ БИОЭТИКИ В ОБЛАСТИ ОХРАНЫ РЕПРОДУКТИВНОГО ЗДОРОВЬЯ

 

В связи с внедрением новых медицинских технологий, медицинский работник вынужден принимать решения, которые входят в противоречия с нормами классической медицинской этики. Защита прав пациента, привела к новому пониманию сути взаимоотношений между медицинским работником и пациентом, что послужило развитию биомедицинской этики. Термин «биоэтика» был введен американским биологом В. Поттером в 1969 г., по определению «биоэтика - это соединение биологических знаний и человеческих ценностей». Изучая моральные, философские, религиозные, правовые и социальные проблемы, возникающие по мере развития биологии и медицины, биоэтика является междисциплинарной областью знаний. В биоэтике жизнь понимается как высшая ценность, поэтому биоэтику определяют как систему знаний о границах допустимого манипулирования жизнью и смертью человека. Основные проблемы биомедицинской этики перекликаются, а иногда дополняют проблемы классической медицинской этики: право на жизнь, аборт, контрацепция, стерилизация, новые репродуктивные технологии.

Цель исследования: изучение проблемы биоэтики в области охраны репродуктивного здоровья.

Задачи: изучить законодательные документы по охране здоровья граждан в РФ, проанализировать взаимоотношения между медицинским работником и пациентом.

Предмет исследования: этические аспекты деятельности специалистов со средним медицинским образованием в свете современного законодательства в области здравоохранения.

Объект исследования: пациенты и медицинские работники.

Права пациентов на оказание медицинской помощи в области репродуктивного здоровья описаны в Федеральном законе Российской Федерации от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Глава 6. Охрана здоровья матери и ребенка, вопросы семьи и репродуктивного здоровья. Статья 55. Применение вспомогательных репродуктивных технологий. «Вспомогательные репродуктивные технологии представляют собой методы лечения бесплодия, при применении которых отдельные или все этапы зачатия и раннего развития эмбрионов осуществляются вне материнского организма (в том числе с использованием донорских и (или) криоконсервированных половых клеток, тканей репродуктивных органов и эмбрионов, а также суррогатного материнства)». Статья 56. Искусственное прерывание беременности. «Каждая женщина самостоятельно решает вопрос о материнстве. Искусственное прерывание беременности проводится по желанию женщины при наличии информированного добровольного согласия, при сроке беременности до двенадцати недель».

Медицинская сестра, работающая в специализированных учреждениях, оказывающих медицинскую помощь женщинам, не может не задумываться об этических аспектах искусственного прерывания беременности, контрацепции и стерилизации, являющихся современными формами медицинского вмешательства в репродуктивную функцию человека. Сложный вопрос: «Является ли аборт нарушением основного принципа медицинской этики «Не навреди»? Допустимо ли его проведение с этической и юридической точек зрения»? Ответы на эти вопросы зависят от образа мыслей, конфессиональной принадлежности медицинской сестры. Некоторые даже не допускают мысли о подобном деянии, считая аборт – грехом или убийством нерожденного ребенка, другие – считают прерывание беременности по желанию женщины до 12 недель вполне допустимой медицинской манипуляцией.

Одна из важнейших проблем, связанных с новыми биотехнологиями – искусственное оплодотворение, которое предоставляет возможность преодолеть бесплодие. Использование этой технологии затрагивает такие человеческие ценности как природа самого брака, взаимоотношения супругов, судьба будущего ребенка. С точки зрения морали здесь важно не перейти грань, где вмешательство носит характер терапевтической помощи, а не превращается в вид манипуляции, эксперимента. Искусственное оплодотворение не вызывает морального осуждения в обществе и имеет законодательное разрешение.

Каждая женщина имеет право быть матерью, и долг медицины – помочь ей в этом. Сегодня, благодаря развитию вспомогательных репродуктивных технологий, для бесплодной пары такая возможность есть – стать родителями собственного ребенка. И не важно, каким образом был зачат и рожден ребенок – главное, чтобы он был желанным для мамы и папы.

Спорный и уязвимый, с точки зрения биоэтики вопрос – это метод суррогатного материнства. Суррогатное материнство – это медицинское вмешательство, когда оплодотворенная яйцеклетка (от биологических родителей) вносится в матку другой женщины (социальной или суррогатной матери), которая вынашивает, рожает ребенка и передает его биологическим родителям. Суррогатной мамой становится женщина 20-40 лет, уже имеющая своих собственных детей, замужняя, физически и психически здоровая. Если медицинский аспект данной репродуктивной технологии абсолютно решен, то юридические и этические аспекты суррогатного материнства до сих пор провоцируют споры.

Отношение общества и церкви к этому явлению неоднозначно. Православная церковь отмечает, что это «противоестественно и травмирует вынашивающую ребенка женщину, материнские чувства которой попираются, и дитя впоследствии может испытывать «кризис самосознания».

Однако вопрос об этом не так уж прост. Насколько естественно, например, переливание крови или трансплантация органа больному, нуждающемуся в нем? Вправе ли мы лишить последней надежды супружескую пару, отчаявшуюся зачать ребенка естественным путем и обратившуюся к суррогатному материнству как к последнему средству?

Но с другой стороны вопроса, становится очевидной манипуляция природой ребенка, получающего генетическое наследие от двух определенных лиц и вместе с тем кровь, питание и жизненное внутриматочное обеспечение от третьего лица - суррогатной матери. Все это способствует ряду злоупотреблений в отношении не только брака, но и ребенка, с которым обращаются не как с личностью, имеющей право знать собственных родителей.

Главным звеном в программе суррогатного материнства, является «мама на заказ». Глубоко неверным рассматривать суррогатное материнство как торговлю людьми! Как правило, ребенок, родившийся у суррогатной матери, не принадлежит ей по закону, она не может его «продать». Нельзя воспринимать суррогатную мать как «инкубатор» для детей, ведь ею движет не только желание заработать, но также, желание помочь, подарить счастье бездетной паре. Вознаграждения за суррогатное материнство подразумевает различные риски (за вред здоровью, при стимулировании овуляции и вынашивание генетически чужого ребенка). Суррогатная мать дарит год своей жизни новому человеку – ведь это стоит благодарности?

Таким образом, современный медицинский работник должен быть бережным при выполнении медицинских вмешательств и внедрения в интимную сферу пациентов, а также юридически грамотен, должен соблюдать биоэтику в отношениях с пациентами.